Эксперты полагают, что уровень безработицы в России вырастет втрое при жестком сценарии

0

Уровень безработицы в России может вырасти с докризисных 4,6% в два или даже три раза в зависимости от масштабом кризиса, но уже к концу 2020 года ситуация начнет улучшаться. Это следует из прогноза консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG), поступившего в РБК.

По данным на 27 мая, в России официально зарегистрированы около 1,9 млн безработных. По методологии Международной организации труда (МОТ), которая учитывает не только зарегистрированных на бирже труда, но и фактически незанятых, по итогам апреля численность безработных составляла 4,3 млн человек. Доля безработных от рабочей силы выросла с 4,7% в марте до 5,8% в апреле 2020 года — максимума с 2016 года, сообщил Росстат.

Эксперты BCG оценили потенциальный рост безработицы в России в зависимости от глубины кризиса. Если эпидемия быстро прекратится и кризис ограничится одной волной, безработица вырастет до 6-7%, максимально ударив по сфере услуг и непродовольственной торговле; доходы населения в этом случае снизятся на 2-3%. При повторных волнах и затянувшихся ограничительных мерах безработица может достигнуть 8-10% с вовлечением в кризис производства и строительства; в этом случае доходы упадут на 4-6%. Всплеск безработицы до 12-15% и падение доходов до 9-12% возможны в случае жесткого карантина во всех регионах и затяжного кризиса всей экономики, включая добычу, металлургию и банки.

При этом эксперты отмечают, что текущие меры господдержки пока направлены на то, чтобы сгладить шок. В среднесрочной и долгосрочной перспективе нужно вводить новые формы занятости и переквалифицировать работников. Помимо резкого роста безработицы, пандемия ускорила долгосрочные изменения — автоматизацию и распространение удаленных режимов работы. Кризис углубит квалификационную яму, когда предложение на рынке труда не отвечает спросу, из-за чего Россия может потерять 0,6% ВВП в краткосрочном периоде из-за «коронакризиса». Без перенастройки политики на рынке труда потери ВВП могут вырасти втрое — до 1,8% ВВП.

Кроме того, BCG прогнозирует различные последствия COVID-кризиса по отраслям: более 80% всех временных увольнений в мире, вероятнее всего, произойдут в сфере непродовольственного ритейла, обрабатывающей промышленности, гостиничном и ресторанном бизнесе, туризме и строительстве.

В России, согласно прогнозу BCG, при самом жестком сценарии «Критический спад» сокращения могут коснуться до четверти занятых в торговле, сфере услуг, строительстве и недвижимости. Только при этом сценарии могут пострадать и такие отрасли, как сельское хозяйство, телекоммуникации, нефтегазовая, металлургия и горная промышленность, транспорт и логистика, финансовый сектор, — здесь сокращения оцениваются в 4-6%.

Наиболее вероятный сценарий «Тяни-толкай» предполагает более умеренный уровень сокращений: 11-16% — в секторе услуг, 7-10% — в торговле, 6-10% — в строительстве и недвижимости и 5-10% — в промышленности. Бюджетный сектор и коммунальные услуги не будут затронуты безработицей при любом сценарии. А сокращение платежеспособного спроса населения в России может достигать от 2-3 до 9-12% в зависимости от масштабности кризиса.

Как заявил «Интерфаксу» управляющий директор и партнер BCG Сергей Перапечка, поддержка государства должна быть направлена в первую очередь в наиболее пострадавшие отрасли, чтобы облегчить финансовую нагрузку и помочь решить срочные текущие проблемы, а также заложить основы стабильной работы на долгосрочную перспективу и обеспечить плавный перезапуск экономики.

Между тем замдиректора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников полагает, что верхний прогноз BCG завышен: несмотря на заметный спад промышленности, услуг и торговли, безработица в апреле выросла на 1,1%. По данным Росстата, промышленное производство упало в апреле на 6,6%, объем платных услуг населению — на 37,9% к апрелю 2019 года. Если падение производства продолжится и будет достаточно глубоким, безработица подрастет еще на несколько процентов, но прогноз по росту безработицы до 10-15% всерьез рассматривать нельзя.

Кроме того, вместо того, чтобы увольнять работников, работодатели используют традиционные механизмы адаптации: снижают зарплаты, сокращают рабочее время, переводят на дистанционную работу. О том, что российский рынок труда реагирует на рецессию в основном подстройкой зарплаты, а не ростом безработицы, эксперты ВШЭ отмечали еще в 2016 году. По их данным, это становится возможным за счет большой доли премий, бонусов и надбавок в составе зарплаты.

Источник: www.newsru.com